02:57 24 Октября 2021
Взгляд
Русское образование в Эстонии (29)
40

Премьер-министр Эстонии цинично "смягчила" свою позицию в вопросе полной эстонизации русского образования в стране. Что за этим стоит, разбирался публицист Димитрий Кленский.

В очередном интервью глава эстонского правительства Кая Каллас заявила, что детсады и школы с обучением на русском языке могут в Эстонии остаться и после 2035 года, но прекратится их финансирование через госбюджет и местные самоуправления.

То есть в целом бедному и бесправному русскоязычному населению дают понять: так или иначе удушение русской школы продолжится и ей уготовлен капут, пишет журналист и публицист Димитрий Кленский*.

Вместо того, чтобы поднять вселенский шум, даже сытая часть русскоязычной общественности хранит рабское молчание, а прикормленные "русские центристы" стали объяснять, что заявления премьер-министра Каллас – сотрясение воздуха перед очередными выборами.

Не без этого, но далеко не только это объясняет агрессивность премьер-министра. Вся история "укрощения" русского и русскоязычного населения Эстонии показывает, что этнократы слов на ветер не бросают. Рано или поздно, как только позволят обстоятельства, они реализуются в ущемление русских и русскости.

Но даже если речь только о предвыборной риторике, то и это унизительно для неэстонцев, поскольку измывательством пустобрехов над ними, их будущим оправдывают межпартийной борьбой национальных политических сил. Боле того, превращение русского и русскоязычного населения в разменную монету считается в Эстонии праведным, даже цивилизованным и культурным.

Насильственная эстонизация — это уже не насилие?

Доводы премьер-министра Каллас в пользу искоренения государством образования на русском языке не изменились. В передаче "Особый взгляд" на Радио 4 она заявила: "… ни у кого нет намерений каким-то образом притеснять русскоязычную общину или не считаться с русскоязычной общиной. Сейчас Министерство образования и науки учитывает все проблемы этой общины, чтобы составить план действий. То, что проблемы есть, вполне понятно. Никто не хочет ничего делать силой, проблемы следует учитывать, к тому же никто не хочет делать из детей стопроцентных эстонцев. Знание своих корней, своего родного языка – все это останется".

Во, как запела! Что касается ассимиляции, превращения "силой" русских в "стопроцентных эстонцев". Простите, а в 90% или 50% – можно?

Если да, то это означает в той же пропорции отказ от русскости. То есть "свои корни, родной язык" растворятся и напротив, ничего или почти ничего от русскости не останется.

Серьёзные основания бояться этого дают и такие случаи, как двойной (в феврале и в июне) этого года поджог православной церкви Казанской иконы Божией Матери в городе Нарва-Йыэсуу.

И потом, о какой ещё "силе", то есть принуждении, говорит премьер-министр?

В Эстонии для этого в отношении неэстонцев давно применят добровольно-принудительный метод. В его основе подрывная работа, особенно против русского национального меньшинства, каковым власть русских и не считает.

Для этого развалили самостоятельные русские партии и ликвидированы независимые русские СМИ, создали общественную атмосферу, понуждающую неэстонцев ощущать вину за тяжкую историю эстонского народа, соответственно, отворачиваться от сегодняшней "дикой" и "немытой" России или попрекать и стесняться её, отказаться от исторических корней.

Ноу-хау эстонизаторов

Все последние три десятилетия в Эстонии существует этническая дискриминация на рынке труда. Не прекращаются упрёки за плохое владение госязыком, хотя оно заметно улучшилось, но государство не обеспечило его изучение, как предмета, на должном уровне.

Вот почему многие неэстонцы, как правило, материально малообеспеченные, в надежде, что не в пример родителям их дети заживут полноценно, если отправят своих отпрысков в эстоноязычные детсады и учиться в эстоноязычных школах, в том числе с погружением в эстонскую языковую среду. Игнорируется даже понятное сопротивление этому родителей-эстонцев.

Короче, формально получается добровольно, а в реале – добровольно-принудительно. Это и есть ноу-хау эстонизаторов. На это рассчитывают и теперь, в ходе перехода на полностью эстоноязычное образование. Тем более возраст русских учителей приближается к пенсионному, а замену им государство не готовит, да никогда и не готовило.

А "русские" центристы (почему-то не сам Юри Ратас), обвиняя партнёров по правительственной коалиции – реформистов в приманивании избирателей популистскими лозунгами, палец о палец не ударяет для решения вопроса подготовки преподавательских кадров.

Наконец. Но даже если "нет намерений" притеснять "русскоязычную общину" или "не считаться" с ней, то дело не в намерениях.

Дело – в результате многолетней внутренней политики Таллина. Она предполагает принуждение к проявлению лояльности для стабильности внутри государства за счёт максимального отстранения почти трети населения от участия даже не вполне полноправной общественно-политической и социально-экономической жизни общества.

В общем знаменателе – государственная русофобия и антироссийская политика Эстонии, приводящие русских к отказу от своей ментальности, мироощущения и духовности и замена всего этого протестантским мироощущением и специфическими ценностями меркантильного Запада.

Всё покрыто мраком

Далее премьер-министр ссылается на Министерство образования и науки, которое в работе над планом эстонизации "учитывает все проблемы этой общины".

Русские и русскоязычные жители и такой популизм не раз проходили. Как "учитывает"? Келейно, конечно. С кем – "карманными русскими"? Естественно. И кто поверит, что прямо "все" проблемы русских и русскоязычных будут учтены. Короче, всё покрыто мраком. Сплошной популизм.

И что особенно вызывающе. И министерство, и правительство, и премьер-министр полностью игнорируют Гаагские принципы ОБСЕ, считающее идеальным обучение детей нацменьшинств (вплоть до гимназии) на родном языке с параллельным изучением госязыка страны их проживания.

Так что ж тут непонятного для эстонской этнократии? Или мы имеем дело с местью эстонцев русским за "советскую оккупацию", что стало инструментом подогрева русофобии в обществе или же Таллин ещё не созрел для цивилизованного решения этнических проблем? Думаю, место имеет и первое, и второе.

Уроки истории

Невозможно предугадать, приведёт ли реализация замыслов эстонизаторов образования к их персональному "Нюрнбергу", но им стоит напомнить, как гитлеровцы хотели покорить славян согласно нацистскому плану "Ост", предусматривавшему колонизацию восточных земель.

Поучительна и переписка нацистских бонз по поводу этого плана. Ниже приводятся некоторые выдержки.

Из письма рейхсляйтера М. Бормана рейхсляйтеру А. Розенбергу:

"Ненемецкое население не должно получать образования, кроме низшего… У ненемецкого населения мы ни в коем случае и никакими мерами не должны воспитывать "чувство господ". Необходимо обратное… Вполне достаточно, если лица ненемецкой национальности научатся читать и писать…Вместо нынешнего алфавита впредь подлежит ввести в школах нормальный алфавит…".

Из доклада "О замечаниях и предложениях по генеральному плану "Ост" рейхсфюрера войск СС" начальника отдела колонизации 1-го главного политического управления восточного министерства Э. Ветцеля:

"… нужно внушить, чтобы они (русские – Д.К.) ни при каких обстоятельствах не ориентировались на Москву… стоит подумать о введении немецкого языка в качестве языка, связывающего местные народы… ".

Из директивы А. Гитлера министру по делам восточных территорий А. Розенбергу:

"Славяне должны работать на нас… Славянская плодовитость нежелательна… образование опасно. Достаточно, если они будут уметь считать до ста… Каждый образованный человек – это наш будущий враг. Следует отбросить все сентиментальные возражения. Нужно управлять этим народом с железной решимостью…".

* Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Тема:
Русское образование в Эстонии (29)

По теме

Консерваторы жалуются: эстонские дети бегут из объединенных с русскими школ
Глава Минобраза озвучила новые шаги по эстонизации русских школ
Игорь Розенфельд: уничтожением русской школы в Эстонии занимаются все партии
Теги:
Кая Каллас, Эстония, мнение, русская школа