01:39 04 Августа 2021
Взгляд
10

Российский политолог и журналист Алексей Мартынов поделился своим мнением о постановлении Европейского суда по правам человека, в котором запрет на регистрацию однополых браков в России признан нарушением.

Если речь идет о каких-то серьезных решениях, за которыми должны следовать какие-то серьезные последствия, то здесь все очень размыто, обтекаемо и ни о чем. Тем более, что подобная история явно противоречит российской Конституции.

Не понимаю, что обсуждать, кроме хайпа, который устроили деятели ЕСПЧ вокруг этого вопроса, отметил российский политолог Алексей Мартынов, комментируя для Sputnik Meedia выводы евросуда, изложенные в постановлении на тему отсутствия в России возможности регистрации однополых союзов.

Согласно действующей сегодня российской Конституции, любые положения международных договоров и обстоятельств, которые прямо противоречат Конституции, считаются вторичными. В том числе и подобные истории.

К тому же в Основном законе Российской Федерации четко зафиксирован образ семьи – мужчина и женщина. Никаких иных определений там нет.

И это никакая не гомофобия, как пытаются представить некоторые господа. Это наш закон, наша Конституция, наше право. Мне непонятно, зачем вообще нужно подобное сотрясение воздуха.

Что касается тенденции заострения на Западе гомосексуальной темы, можно сказать, что она используется как один из инструментов для взламывания национального законодательства и национального мировоззрения в разных странах мира, в том числе и в Европе.

И все подобные обвинения в сторону России – того же порядка. А ведь мы одна из самых толерантных стран в этом смысле - у нас спокойно относятся ко всем этим извращениям. В том смысле, что нам все равно, кто и чем занимается под одним одеялом.

Единственное, что подавляющее большинство наших граждан раздражает привлечение в ряды этого сообщества электората, особенно несовершеннолетних детей. Поэтому такие действия и запрещены российским уголовным законодательством.

В последние годы международное гей-движение за якобы права этих меньшинств, хотя на самом деле никто их права не нарушает, все больше приобретает черты довольно агрессивной политической борьбы. Сообщества требуют себе больше власти, больше внимания, больше прав. Они владеют средствами массовой информации, проводят публичные мероприятия довольно агрессивного толка, они ведут пропаганду.

Найдите хотя бы два отличия от определения политической борьбы и политической деятельности. Если мы предположим, что эти люди ведут политическую борьбу, а эта борьба всегда идет за власть, и представим на секунду, что в этой политической борьбе меньшинство одерживает победу... Тогда их власть становится большинством.

Тут возникает логичный вопрос: а что будет с вами, со мной, с другими пока еще нормальными людьми, чьи права не менее ценны, чем права этих несчастных людей?

Да, в России их никто никогда не притеснял и не притесняет – никакой гомофобии у нас нет. Но я, как и подавляющее большинство россиян, не хочу, чтобы мои дети и внуки видели поток этого безобразия с экранов компьютеров, телевизоров и так далее.

* Мнение спикера может не совпадать с позицией редакции.

Что еще вас может заинтересовать на Sputnik Meedia:

По теме

Пробили голову и сломали нос: активисты ЛГБТ напали на торговца в Нью-Йорке
Нечего нос совать: оппозиция осудила премьера Эстонии за поддержку ЛГБТ в Венгрии
Эстонское издание: западные ЛГБТ-"ценности" годятся лишь для самого Запада
Теги:
Европейский суд по правам человека, ЛГБТ, мнение, Россия