06:27 24 Января 2022
Взгляд
51

Эстонский публицист Димитрий Кленский сравнил приговор, вынесенный литовскому правозащитнику Альгирдасу Палецкису, с тем, как пытались осудить в нацистской Германии антифашиста Георгия Димитрова.

Литовские судьи в деле Альгирдаса Палецкиса по степени предвзятости и субъективности превзошли даже своих гитлеровских коллег, в 1933 году не решившихся посадить антифашиста Георгия Димитрова в ходе Лейпцигского процесса по ложному обвинению в поджоге Рейхстага, считает эстонский публицист Димитрий Кленский*.

Георгий Димитров, 1938 год
© Фото : Д. Королев / ТАСС
Георгий Димитров, 1938 год

Он напомнил о том, как в Литве Шяуляйский окружной суд признал политика Альгирдаса Палецкиса виновным в шпионаже в пользу России и приговорил его к шести годам лишения свободы.

Гнусный приговор кавалеру французского Ордена Почетного легиона, литовскому политику левых взглядов Альгирдасу Палецкису - стал диагнозом для Литвы, Евросоюза и Запада, смердящим от патологической русофобии. Даже суд в Германском рейхе не посмел осудить коммуниста Георгия Димитрова, обвиненного в нацистской провокации – поджоге Рейхстага.

То, что приговор – липовый, говорит уже обвинительное заключение, в котором подсудимого "разоблачили" за выполнение задания "неустановленного российского разведчика", а также в поручении выполнять их "неустановленному лицу". Наглость и безнаказанность Запада, никак не реагирующего на этот правовой беспредел, особенна цинична на фоне того, что сам он "заводится" каждый раз, когда в России пытаются судить его местных клевретов.   

Правда глаза колет

Сам Палецкис не раз заявлял о своей невиновности, называя в качестве причины заведенного на него дела месть литовских властей за его непрекращающийся интерес к делу о событиях 13 января 1991 года возле Вильнюсской телебашни. Тогда не советские военные, а "свои" преднамеренно, ради того, чтобы пролилась кровь, и литовский народ воспылал гневом, стреляли в "своих" из допотопного огнестрельного оружия, которого не было на вооружении в Советской армии.

Альгирдас Палецкис
Альгирдас Палецкис

Официальный Вильнюс сразу обвинил во всем Москву, ибо признание правды основательно скомпрометировало бы репутацию борцов за независимость Литвы. Непризнание этого карается в Литве в уголовном порядке как отрицание "советской оккупации".

Кто осмелится после этого перечить официальной версии, то есть, по-сути, обману? Но нашёлся главный возмутитель спокойствия – Альгирдас Палецкис. И преподать урок решили не только ему, но и всему обществу.

Палецкиса судили. Прокуратура требовала года тюрьмы условно, что лишало его возможности участвовать в выборах. Оглашение приговора откладывалось дважды. Всем было ясно, что дело шито белыми нитками.

В итоге суд первой инстанции оправдал Палецкиса. Еще бы! Ведь по событиям 13 января 1991 года он ссылался на публичные признания компетентных лиц и сторонников независимости.

Но суд высшей инстанции признал-таки его  виновным и приговорил к громадному штрафу. Прокуратура оспорила это решение, настаивая на лишении свободы. Верховный суд Литвы оставил в силе решение о признании Палецкиса виновным и наказании его штрафом.

Проявив снисхождение и гуманизм, власти надеялись, что Альгирдас угомонится, станет "тише воды, ниже травы", как практически все остальное население Литвы, которую превратили в полицейское государство с демократическими декорациями.    

Против русофобии

Но Палецкис пошел дальше – не отказавшись от своей позиции, посмел публично не соглашаться с ориентацией своей родины на НАТО и Евросоюз, поскольку это обернулось, по мнению оппозиционера, потерей Литвой части суверенитета.

А ее пресмыкание перед Западом привело страну не только к патологической русофобии. Как писала рижская журналистка Алла Березовская, также пострадавшая от репрессий властей Латвии: "Палецкис предупреждал литовцев об опасности возрождения нацизма в стране".

Это разоблачение окончательно взбесило политическое закулисье Литвы, и поскольку Палецкис поддерживал связи с российскими журналистами и соотечественниками, приезжал на их встречи в Россию. Ведь в демократической Литве любое общение с русскими или контакты с Россией расценивается, как измена Родине.

Что вполне понятно, ибо в основе государственной политики в Литве, как и в целом в  Прибалтике, – параноидальный русофобский психоз, который поддерживается на искусственно высоком уровне в обмен на мощную финансовую и военную помощь Запада, чтобы современная Литва была форпостом русофобии, неустанно раздуваемой спонсорами. 

С Палецкисом было решено покончить "окончательно". Что вообще-то говоря, смешно, поскольку власть считает его (и не без оснований) абсолютным идейно-политическим маргиналом. Раз это так, то могла бы и не обращать на него внимания.

Но с другой стороны, неотступная вера в свою правоту Палецкиса и невозможность для властей Литвы опровергнуть его доводы в пользу версии о государственном преступлении – принесении литовскими националистами в жертву других литовцев, также сторонников независимости (что, кстати, повторилось на киевском Евромайдане в 2014 году по аналогичному сценарию), вынудило Вильнюс заткнуть рот Альгирдасу – спрятать его за решетку.

Так он на годы стал жертвой уже нового судилища. Его авторы предъявили ему обвинение в шпионаже в пользу России. Это очень удобно – такие дела вершат в тайне и секрете, и попробуй хоть что-то опровергнуть. Но, как уже сказано, обвинение с упоминанием "неустановленных" лиц не выдерживает критики.

Чужой среди своих

Желание любой ценой расправиться с Палецкисом основано не только на очевидной неправедности самой литовской элиты и нелигитимном, преступном характере становления независимости Литвы. Остервенелость врагов Палецкиса объясняется самой фигурой неисправимого оппозиционера.

Ведь Альгирдас Палецкис не просто "строптивый" журналист, тем более не какой-то "русский ватник", а литовец, да ещё с известной фамилией.

Альгирдас Палецкис
Альгирдас Палецкис

Его дед был из "красных" – работал председателем Верховного Совета Литовской ССР. Более того, в первые годы восстановленной независимости еще царила неопределенность с будущим, и сильно было влияние ставшей независимой от КПСС литовской Компартии во главе с кумиром народа – 5-м президентом Литвы (1993-1998 годы) Альгирдасом Миколасом Бразаускасом. 

И потому молодой Палецкис считался перспективным политиком. Сначала он пошел по стопам отца – советского дипломата, был членом парламентской делегации Литвы в Парламентской ассамблее Совета Европы. За свою внешнеполитическую деятельность был удостоен французского Ордена Почетного легиона, а в 2004 году получил литовский орден "За заслуги перед Литвой".

После ухода в политику Палецкис по приведенным выше причинам сделал ставку на левые политические силы. Стал депутатом литовского парламента, был членом фракции Социал-демократической партии Литвы, входил во многие парламентские постоянные комиссии, в частности, и по делам НАТО.

Недолго он был и вице-мэром Вильнюса. Убедившись в компрадорском характере соцдемов, Альгирдас стал говорить об этом вслух и был изгнан из "серо-буро-малиновой" организации. Тогда он создал и возглавил свою собственную социалистическую партию – "Фронт", а позже вместе с социалистами организовал "Социалистический народный фронт", председателем которого его избрали.

Один в поле воин

В начале этого века в резко поправевшей Литве левые силы стали анахронизмом и стали мимикрировать на политическом поле, подыгрывая сильным мира сего. Русофобы терпели их ради видимости плюрализма в политической жизни страны.

Зато в штыки были приняты те социалисты, которые резко и убедительно выступали против лжи и демагогии, обогащения элиты за счет того, что она обслуживает не народ, а своих западных кураторов, использующих Прибалтику исключительно как анти-Россию. Таких оказалось немного, но самым ярким оппозиционером русофобской власти стал Альгирдас Палецкис.   

И началась "вторая часть Марлезонского балета". В 2014 году его лишают ордена "За заслуги перед Литвой". В конце 2018 года Палецкиса снова арестовывают и помещают в тюрьму по вызывающему смех у юристов обвинению – в шпионаже в пользу РФ.

Но западным политикам в век гибридного противостояния с Россией плевать, что о них думают. По сути, они действуют в той же манере, какую использовали в прошлом веке нацисты в Германии, правда, не в такой брутальной форме, как сторонники Гитлера.     

В своих письмах из тюрьмы Палецкис называет причину его преследования: "Это месть за то, что я интересовался делом 13 января (1991 года) и дальше им интересуюсь". А в письме депутату Европарламента от Латвии Татьяне Жданок добавляет: "И за мое общение с русскими. Всё. Если 13 января — табу, то пусть это объявят. Если русские – прокаженные, пусть тоже это объявят. Но я по профессии журналист и имею право проводить расследования любых тем. Встречаться со всеми, кому есть что сказать".

Депутат Европейского парламента (Латвия) Татьяна Жданок
© Фото : Шалгин Александр / ТАСС
Депутат Европейского парламента (Латвия) Татьяна Жданок

Те, кто хоть немного знаком с деталями "шпионского" дела Палецкиса, рассказывают, что  у следствия против него есть только одно "доказательство" – показания бизнесмена Деймантаса Бертаускаса, который также проходит по нему по обвинению не только в шпионаже, но еще и в… педофилии. После того, как он "заложил" Палецкиса, прокуратура сняла все обвинения с этого бизнесмена.

Увы, народ безмолвствует.

* Мнение автора может не совпадать с мнением редакции Sputnik Meedia.

По теме

Дмитрий Куликов: крики о российской угрозе – это способ существования прибалтийских стран
Политолог: список недружественных стран – это ясный и жесткий сигнал русофобам
С воинскими почестями: в Литве перезахоронили останки "лесного брата"
Теги:
Третий рейх, Вильнюс, Россия, Литва