15:46 18 Января 2022
Взгляд
20

Польша и дальше будет добывать уголь, срывая все планы Евросоюза по декарбонизации. Страна является абсолютным лидером ЕС по добыче каменного угля. В 2020 году добыча местных горняков составила 96 процентов от всей европейской.

Чрезвычайно интересные новости приходят из Польши, пишет колумнист РИА Новости Сергей Савчук. Там рабочие угледобывающих компаний — в частности, Польской горнодобывающей группы (PGG) — устраивают акции протеста в лучших традициях российской действительности образца 90-х годов прошлого века.

На прошлой неделе шахтеры на сутки перекрывали железнодорожную ветку, соединяющую шахту "Пяст-Земовит" с ближайшей электростанцией, а вчера представители профсоюза PGG встречались с руководством компании и заместителем министра госактивов для обсуждения своих требований по заработной плате. Если переговоры провалятся, будет объявлена забастовка, а с января будет организована блокада отгрузок угля с шахт.

Причина столь радикальных шагов местных шахтеров лежит на поверхности, но простой она кажется лишь на первый взгляд.

Профсоюз "Солидарность" — это крупнейшее профессиональное объединение в стране, представляющее интересы нескольких десятков тысяч горняков. При этом в Польше, в отличие от других стран, где роль профсоюзов за последние десятилетия снизилась, подобные объединения по-прежнему играют значительную роль — энергетика и экономика страны тотально зависимы от угля.

По состоянию на осень прошлого года на базе каменного и бурого угля производилось почти 80 процентов польского электричества. Несложно подсчитать, что ископаемое топливо обеспечивает нормальную жизнь более чем тридцати миллионам поляков.

Польша — абсолютный лидер Евросоюза по добыче каменного угля. В 2020 году местные горняки подняли на-гора 56 миллионов тонн каменного угля, что составляет 96 процентов всей европейской добычи. Для сравнения: соседняя Чехия, стоящая на следующей ступени пьедестала, добыла всего два миллиона тонн.

С бурым углем ситуация несколько иная. Поляки в добыче лигнитов занимают второе место в ЕС с показателем 23 миллиона тонн, уступая лишь Германии, где для нужд энергетики и химической промышленности производится более ста миллионов тонн бурого угля в год.

Но, во-первых, Берлин активно сворачивает это направление работы, сократив добычу с 2015 года почти вдвое, а во-вторых — ФРГ является главным донором общего европейского бюджета, ежегодно перечисляя более тридцати миллиардов евро (и Брюссель просит увеличить взнос еще на тринадцать миллиардов).

Польша же находится на противоположной стороне, являясь главным получателем финансовой помощи, которая в виде невозвратных заимствований колеблется в пределах 18-20 миллиардов евро в год.

Говоря совсем просто, Германия может себе позволить так называемый зеленый энергопереход, а поляки — нет. Поэтому ничего удивительного, что внутри самой Польши сохранение добычи угля массово продвигается на всех уровнях общества. В поддержку национального углепрома выступают профильные компании, профсоюзы и даже популярные актеры и музыканты.

На международной арене Польша, невзирая на постоянно возрастающее давление Брюсселя, продолжает упорно уклоняться от принятия любых обязательств, связанных с декарбонизацией.

Более того, в 2018 году на конференции ООН COP24, посвященной борьбе с изменениями климата и проходившей в польском Катовице, президент страны Анджей Дуда с высокой трибуны заявил, что у Польши нет планов полного отказа от добычи и сжигания угля и все соответствующие промышленно-производственные цепочки сохранятся как минимум в следующие двести лет.

Президент Польши Анджей Дуда
© Reuters / Kenzo Tribouillard
Президент Польши Анджей Дуда

Однако Варшава, будучи критически зависимой от денег из евросоюзного центра, вынуждена хотя бы имитировать борьбу за экологию — что тут же выливается в забастовки горняков.

Год назад, зимой 2020-го, представители трехсот шахтерских профсоюзов перекрывали железнодорожные пути в районе города Славкув в Шленском воеводстве, протестуя против закупок угля в России.

Варшава тогда, сократив собственную добычу и нарастив закупки за рубежом, пыталась показать, что она придерживается общеевропейского климатического курса, но ответный ход профсоюзов мгновенно расставил все по своим местам. Всем польским государственным компаниям было запрещено импортировать уголь из России, а показатели собственной добычи вернулись на прежний уровень.

Сегодня, под занавес уходящего неспокойного 2021-го, лукавая политика Варшавы вновь вывела угольщиков на рельсы. Шахтеры из "Солидарности" и других объединений требуют от властей не только повышения заработной платы и выплаты всех положенных премий за переработки и выполнение плана, но и четкой программы дальнейшего развития угольной отрасли. Если их требования не будут услышаны, горняки обещают с 4 января полностью прекратить отгрузки топлива на электростанции.

Польские шахтеры во время акции протеста в Варшаве
© Reuters / Maciej Luczniewski
Польские шахтеры во время акции протеста в Варшаве

Фактически власти поставлен ультиматум: либо она сохраняет отрасль, гарантируя рабочие места и рост доходов, либо страну ждет энергетический коллапс.

И есть все основания полагать, что движение профсоюзов вновь возьмет верх.

Образ единой европейской семьи трещит по швам

Наиболее показательным примером того, что в польском правительстве прекрасно понимают безальтернативность дальнейшего курса национальной энергетики, служит ситуация вокруг угольного разреза "Туров". Он расположен на стыке границ трех государств: Польши, Германии и Чехии — от карьера до немецкого Дрездена, к примеру, всего восемьдесят километров по прямой.

На "Турове", чьи балансные запасы оцениваются в более чем 700 миллионов тонн лигнитов, ежегодно добывается 27 миллионов тонн угля, что обеспечивает топливом электростанцию мощностью 1,9 гигаватта в соседнем городке Богатыня.

В свое время официальная Варшава громко приветствовала планы Германии и Чехии свернуть собственную угледобычу. Более того, польское правительство не только тщательно следило, но и не забывало напоминать Берлину и Праге о выполнении взятых на себя экологических обязательств. Именно Польша была в числе тех, кто оспаривал под предлогом опасности техногенной катастрофы строительство двух энергоблоков на венгерской АЭС "Пакш".

При этом команда Анджея Дуды категорически отказывается от любых аналогичных требований, предъявляемых к Польше. В марте 2020 года польское правительство продлило управляющей компании Polska Grupa Energetyczna лицензию на недропользование, разрешив добычу угля на "Турове" аж до 2044 года. Это решение сразу же опротестовали власти Чехии, которую активно поддерживала Германия.

Представители близлежащих регионов представили заключение геологов о том, что дальнейшая отработка "Турова" приведет к необратимым изменениям геологической структуры, включая водоносные слои, а в немецком городке Циттау под землю уже сейчас уходят целые дома.

Варшава все требования проигнорировала, сославшись на то, что не может просто так уволить полторы тысячи горняков, работающих на "Турове". Кроме того, без местного угля остановится электростанция в Богатыне, а это целых пять процентов государственной генерации, и заменить ее нечем.

Чехия обратилась в Европейский суд, который в сентябре вынес решение в пользу Праги, — и это был первый случай в истории, когда постановление суда, касающееся вопросов защиты экологии, было вынесено по иску одного члена ЕС к другому. Согласно ему Польша обязана немедленно закрыть угольный разрез, а за каждый день неисполнения решения Варшава обязана выплачивать штраф в размере пятисот тысяч евро, но поляки и тут оказались верны себе: просто отказались платить.

Как упоминалось выше, локальная ситуация в небольшом польском шахтерском городке имеет гораздо более глубокие корни и показывает ту сложность, с которой Евросоюз мучительно удерживается в установленных границах и рамках. Образ единой европейской семьи, куда включили целую кучу русофобских и одновременно очень бедных стран, трещит по швам, а вместе с ним прахом идут и все попытки привести к общему знаменателю энергетику стран с разным уровнем развития экономики и наличия ресурсов.

Текущая зима уже показала, что без поставок российского газа Европа может отапливаться разве что банкнотами, и нет никаких сомнений, что каждое правительство в ЕС сделало соответствующие выводы.

Потому можно с полным основанием утверждать, что Польша и дальше будет добывать уголь, срывая все планы Евросоюза по декарбонизации и являясь наглядным примером того, насколько могут пострадать национальные интересы, если вместо тебя их определяют другие.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Вас также может заинтересовать:

По теме

Галопом по странам Балтии: зачем премьер Польши едет в Эстонию
Будем крепить дружбу "против": как прошла встреча премьеров Эстонии и Польши
Добились своего: Евросоюз выделит Литве, Латвии и Польше 200 миллионов на охрану границ
Теги:
Польша