21:08 01 Августа 2021
Право на защиту
51

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) начал рассмотрение по существу исков за сохранение образования на русском языке в Латвии. Разберемся, почему это можно считать чрезвычайным событием и важнейшим прецедентом.

Прежде всего потому, что это касается не только Латвии. Такова же ситуация с русскими школами и в Эстонии, и в Литве (там еще проблемы с польскими школами). В случае положительного решения суда борьба за сохранение образования на русском языке без преувеличения обретет в странах Балтии второе дыхание.

Во-вторых, это важно на фоне усиливающейся европейской русофобии, которая успешно заменяет в сознании и обывателей, и политиков традиционный, но ныне осуждаемый, антисемитизм. Что относится и к судьям ЕСПЧ.

Вот относительно свежий пример таких двойных стандартов. Несколько лет назад Эстония со скандалом запретила въезд в страну известным общественным деятелям и ученым – уже почившему итальянцу Джульетте Кьеза и российскому академику В.А. Тишкову. Дело Тишкова мы – Центр информации по правам человека (ЦИПЧ) – довели как раз до Европейского суда. Наши юристы даже подыскали подходящий прецедент – Кокс против Турции, когда турецкие власти отказали во въезде британскому профессору только за то, что он критически отозвался о некоторых аспектах национальной политики этой страны. Ровно по той же причине эстонские власти отказали Тишкову. Казалось бы.

Каково же было наше удивление, когда наш тщательно составленный иск просто завернули без рассмотрения.

Есть в ЕСПЧ так называемый фильтр одного судьи, который может отклонить жалобу как неподходящую, не снисходя до аргументов. И решение обжалованию не подлежит.

Все мы опасались, что с исками по русской школе Латвии произойдет то же самое. Но мы недооценили профессионализм, а главное энергию латвийских коллег – они просто-напросто раздавили этот фильтр массой поданных исков!

Формула успеха – массовость

Составленные сотрудниками Латвийского комитета по правам человека (ЛКПЧ) и Русского союза Латвии (РСЛ) иски поступали в суд с октября 2019 по март 2021 года. Всего было подано более 250 жалоб, зарегистрировано 160. Еще несколько десятков исков независимо подали родители учеников частных школ.

Главной "звездой" этого прорыва, безусловно, следует считать Владимира Бузаева. Он с помощниками не просто собственноручно составил базу для типовых исков, но своей энергией обеспечил такую необходимую массовость.

Владимир Бузаев
Владимир Бузаев

А дальше начал раскручиваться судебный механизм. 15 марта 2021 года ЕСПЧ выделил из этих дел семь типовых, касающихся как дошкольного, так и школьного образования в публичных и частных учебных заведениях, и объединил их в одно – это обычная процедура в массовых случаях. После чего направил правительству список из 21 вопроса  на соответствие цели реформы и всех ее аспектов европейским нормам. В частности, один из вопросов гласит: "Затронуто ли право на уважение частной и семейной жизни?". Для ЕСПЧ, который работает по "старинной" Европейской конвенции о правах человека 1950 года, эта статья важнее, чем вопросы дискриминации.

Власти Латвии должны ответить на вопросы ЕСПЧ до 7 июля. Затем истцам предоставят возможность ответить на аргументы правительства, и по результатам полемики суд вынесет окончательное решение, обязательное для Латвии.

Как отметил Бузаев, обычно от регистрации жалобы до коммуникации проходит около 5 лет, а тут суд сработал примерно в пять раз быстрее. Возможно потому, что в каждой из жалоб не забыли указать на массовость нарушения (по оценкам, это коснулось примерно 70 тысяч семей) и содержалось требование ускорения процедуры с учетом того, что дети взрослеют быстро и не могут ждать 5 "законных" лет.

Инна Дьери, мама двух детей – дошкольника и младшего школьника – первой в Латвии подала этот иск. Она считает, что просто выполнила свой родительский и гражданский долг. "Мне не все равно, как будут развиваться мои дети, какой уровень школьного образования они получат и какова будет их ментальность, поэтому для меня крайне важно сохранить русский язык образования в Латвии", – подчеркнула Инна Дьери.

Пример для подражания

Что ж, завидуем белой завистью соседям и коллегам, у которых хватило сил на такой прорыв. Когда наш ЦИПЧ несколько лет назад готовил аналогичную жалобу в Комитет по правам человека ООН, мы с трудом нашли одного родителя, который согласился пройти эту процедуру. Но и он после соответствующей беседы с "педагогами в штатском" свою подпись отозвал и процесс прервался.

Конечно, латвийские власти довели идею латышизации русских школ до абсурдного предела: 50% занятий на латышском в младших классах и детских садах, 80% в основной школе и 100% в гимназиях. На этом фоне наши эстонские игры в "60 на 40" для гимназий кажутся милой забавой. Но это, разумеется, не так.

Тенденции у нас схожи, как и сомнительность самих целей школьных реформ. Так что позитивное решение ЕСПЧ повлияет на сохранение родного языка в школьном образовании не только в Латвии, но и в Литве, и в Эстонии. Владимир Бузаев уже обещал, что коллеги всегда готовы поделиться разработанной для исков аргументацией.

Насколько вероятен позитивный результат? Несмотря на общие русофобские тенденции – весьма вероятен. Совсем недавно Комитет министров Совета Европы, рассмотрев доклад Латвии и альтернативное сообщение ЛКПЧ по выполнению Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств, принял точку зрения правозащитников и выдал Латвии достаточно резкие рекомендации по данному вопросу. Более того, Комитет по правам человека ООН также подготовил весьма критическое заключение по вопросу об образовании меньшинств в Латвии.

Европейский суд не сможет не прислушаться к этим независимым мнениям. И, как гласит вариант известной французской пословицы, "Кто доживет – увидит".

Все материалы рубрики "Право на защиту" предоставлены Центром информации по правам человека и публикуются в авторской редакции. Авторы статей – Алексей и Лариса Семеновы, Елена Каржецкая и Елена Ежова.

По теме

Европейский суд по правам человека: история, устройство и компетенция
Как подать жалобу в ЕСПЧ: ответы на самые часто задаваемые вопросы
Негражданин имеет право на невмешательство в личную жизнь
Теги:
Европейский суд по правам человека, русский язык, русская школа