09:22 19 Июня 2021
Право на защиту
51

Созданный в 1993 году Круглый стол национальных меньшинств в непростых условиях сумел создать реальный механизм для диалога с властями Эстонии, однако через 12 лет он прекратил свое существование. Подробности – в материале Центра информации по правам человека.

В 1992 году генеральный секретарь ООН обратился с предложением об объединении усилий в гуманитарном, политическом и дипломатическом содействии по разрешению межнациональных конфликтов в странах "Новой Европы". 

Этот подход получил название "Превентивная дипломатия". Мы уже упоминали о нем в статье "Как в Европе защищают нацменьшинства".

Рассмотрим на примере работы Круглого стола национальных меньшинств в Эстонии, как работает "превентивная дипломатия" и какие механизмы защиты прав человека при этом подходе задействованы.

В нашей стране и ряде других стран "Новой Европы" процесс превентивной дипломатии проходил под эгидой ОБСЕ. По согласованию с эстонской стороной в 1993 году в Таллине начала работать долгосрочная Миссия ОБСЕ, основная цель которой была сформулирована в ее мандате: "...способствовать стабильности, диалогу и взаимопониманию между различными национальными группами в Эстонии". Это означало повышенное внимание к правам национальных меньшинств как части прав человека.

Большое внимание Эстонии уделял в то время и первый Верховный комиссар (ВК) ОБСЕ Макс ван дер Стул. И не случайно.

Как все начиналось

В независимой Эстонии сразу возникли серьезные правозащитные проблемы. Главной из них стала ситуация массового безгражданства. Кроме прямых проблем с правами человека, возникли и проблемы межэтнические. После выборов в парламент 1992 года все его члены оказались этническими эстонцами. Составлявшие на тот момент 38% населения неэстонского происхождения жители страны остались без политического представительства.

В такой ситуации по прямому и настойчивому совету Верховного комиссара Макса ван дер Стула президент Эстонии Леннарт Мери созвал 10 июля 1993 года Круглый стол нацменьшинств (далее – КС).

Активное участие в разработке устава КС приняла Миссия ОБСЕ (на тот момент еще СБСЕ) в Эстонии. В архиве Алексея Семенова сохранились предложения по проекту устава, написанные рукой руководителя Миссии Тимо Лахелма.

Предложения по проекту устава КС, написанные рукой Тимо Лахелма, руководителя Миссии СБСЕ
© Фото : из личного архива Алексея Семенова
Предложения по проекту устава КС, написанные рукой Тимо Лахелма, руководителя Миссии СБСЕ

Согласно уставу, КС – это постоянно действующая конференция представителей этнических меньшинств и лиц без гражданства, проживающих в Эстонии, а также политических партий в лице членов парламента – всего 15 человек. На первых порах нацменьшинства представляли члены Представительной ассамблеи русскоязычного населения и члены Объединения национальных меньшинств, позднее – приглашенные эксперты.

После первого заседания КС. А. Семёнов в окружении журналистов (Н,Кузнецова и А.Присяжный и др). 1993 г.
© Фото : из личного архива Алексея Семенова
После первого заседания КС. Алексей Семёнов в окружении журналистов. 1993 г.

С самого начала КС разработал конкретные рекомендации по конкретным вопросам, пригласил наблюдателей и экспертов из разных этнических и социальных групп общества. Тем самым КС завоевал определенный авторитет. И сам президент, и члены правительства, включая премьер-министра Марта Лаара, более или менее регулярно участвовали в заседаниях.

На международной арене создание Круглого стола вызвало интерес и поддержку. В первый же год по рекомендации Миссии ОБСЕ на финансирование работы КС было выделено 778 370 крон, из них только 25 000 от Эстонии. Остальной вклад внесли Швеция, Британия, Норвегия, Италия, Германия, США и Финляндия.

Главные практические результаты работы КС

Первым и основным результатом работы КС по защите прав нацменьшинств стало достижение компромисса на выборах в местные органы власти в 1993 году – это предоставление гражданства в экстренном порядке для русскоязычных кандидатов и права голосования для постоянных жителей, на тот момент не имевших гражданства Эстонии.

Затем были внесены поправки в Закон об иностранцах, серьезно облегчивших выдачу полноценных видов на жительство и даны рекомендации по русским школам, затормозившие на 10-15 лет националистические шалости в этой сфере. Был разработан проект Закона о национальных меньшинствах вместо архаичного Закона о культурной автономии – к сожалению, для "проталкивания" этого законопроекта совсем чуть-чуть не хватило политической поддержки в Рийгикогу, несмотря на энергичные усилия коллег из ОБСЕ.

Письмо благодарности членам КС от президента ЭР Ленарта Мери
© Фото : из личного архива Алексея Семенова
Письмо благодарности членам КС от президента ЭР Ленарта Мери

Сама рабочая атмосфера на заседаниях КС постепенно улучшалась. Если в начале оппоненты обменивались декларациями и взаимопонимание отсутствовало, то постепенно разговор становился более конструктивным, а атмосфера даже дружеской. Цели сторон стали более реалистичными и менее конфронтационными. Доверие к диалогу возросло. Идея "мягкого" изгнания неэстонцев, даже в ее эвфемистической форме "добровольной реэмиграции", исчезла из публичного дискурса.

Большинство решений и рекомендаций КС было принято консенсусом.

Наконец, с лета 1993 года политическая ситуация в Эстонии стала далека от опасности открытой конфронтации или насилия (вплоть до "апрельских событий" 2007 года, увы).

Эстонский КС завоевал и международную репутацию

В его заседаниях участвовали представители иностранных посольств и миссии ОБСЕ. На семинаре круглых столов и межнациональных советов Восточной Европы в декабре 1994 года в Праге деятельность эстонского КС была признана одной из самых успешных. Это признание было подчеркнуто решением провести последующий семинар в Таллине (декабрь 1995 года). Оба семинара были организованы при активном участии Фонда межэтнических отношений при Верховном комиссаре ОБСЕ.

Год спустя фонд помог организовать расширенное заседание КС в шведском Лунде с широким участием министров и политических лидеров Эстонии. Были проведены семинары по языковому планированию и правам меньшинств на образование.

Международный семинар в Таллине 1995 г. Алексей Семёнов (слева) с Арие Блудом, директором Фонда межэтнических отношений при ВК ОБСЕ.
© Фото : из личного архива Алексея Семенова
Международный семинар. Таллин 1995 г. Алексей Семёнов (слева) с Арие Блудом, директором Фонда межэтнических отношений при ВК ОБСЕ.

Однако со временем ситуация стала медленно, но неуклонно ухудшаться.

Сначала происходило растущее пренебрежение к деятельности ОБСЕ. В конце 90-х ряд эстонских парламентариев в привычной форме доноса выразил свое неодобрение деятельностью Верховного комиссара Макса ван дер Стула. То же относилось и к работе Миссии ОБСЕ. Стоило Миссии выступить с комментариями в адрес эстонского законотворчества в сфере прав человека и прав проживающих в Эстонии нацменьшинств, как тут же парламентарии заявляли об ущербе, наносимом суверенитету ЭР. А при приближении даты принятия Эстонии в Европейский союз, Миссию ОБСЕ в Эстонии стали открыто называть "инструментом российского империализма", и в 2001 году работа Миссии была закрыта. Так Круглый стол лишился своей главной международной опоры.

В самой Эстонии Круглый стол нацменьшинств добился признания лишь благодаря собственным усилиям, профессиональности и самоотверженности своих лидеров. Но как форум для диалога он по определению не мог решить самостоятельно ни одной проблемы.

Кроме того, возникли подозрения, что для эстонских чиновников КС имеет скорее "декоративное" предназначение, в основном для международного потребления. И такие подозрения, безусловно, были не беспочвенны. Если на международных форумах эстонское правительство использовало КС как доказательство наличия успешного механизма решения проблемы прав нацменьшинств, то во внутриполитической жизни Эстонии этот механизм использовался, мягко говоря, недостаточно.

Обе ветви власти, правительство и парламент, лишь изредка соглашались с его рекомендациями; чаще они принимали решения, прямо противоречащие рекомендациям КС. А президент Хендрик Ильвес в 2006 году и вовсе распустил КС, причем простым уведомлением секретаря своего бюро.

Тоомас Хендрик Ильвес
Тоомас Хендрик Ильвес

Общее заключение о работе КС, скорее, неоднозначно. Эстонский Круглый стол в непростых условиях сумел создать реальный механизм для диалога о правах нацменьшинств. Но даже лучший механизм работает вхолостую, если им не пользоваться. Это уже вопрос честных и добрых намерений, а также политической культуры. Наконец, это вопрос политической воли.

История же Круглого стола в Эстонии и сотрудничества ОБСЕ с эстонскими властями – это, скорее, история деградации политических намерений, воли и культуры.

Удалось ли КС достичь своей главной цели – изменить вектор политики правительства и парламента в сфере прав человека – вопрос остается открытым. Но определенные результаты, несмотря ни на что, были достигнуты.

А вот в Казахстане и Киргизстане форумы для диалога – Ассамблеи народов, вдохновленные успехами эстонского КС и созданные при участии его лидеров, работают и по сей день.

Все материалы рубрики "Право на защиту" предоставлены Центром информации по правам человека и публикуются в авторской редакции. Авторы статей – Алексей и Лариса Семеновы, Елена Каржецкая и Елена Ежова.

По теме

Как "Бронзовый солдат" до Европейского суда дошел
Каждый человек имеет права и право на защиту
Как создавалась система защиты нацменьшинств в международном праве
Отказ Еврокомиссии признать пакет прав нацменьшинств оспорили в суде
Как в Европе защищают нацменьшинства
Как самостоятельно оформить жалобу в ЕСПЧ – советы юриста
Теги:
национальные меньшинства, права человека, Эстония