23:52 30 Июля 2021
Право на защиту
41

Смысловые различия в официальных переводах тех или иных документов могут вызвать и различное толкование в инстанциях, в том числе и в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). Разобраться в нюансах помогают сотрудники Центра информации по правам человека.

За четверть века правозащитной практики ЦИПЧ во многих обращениях от жителей Эстонии звучало слово "дискриминация". Однако в большинстве случаев вопросы и проблемы оказывались слишком далеки от дискриминации, как таковой.

Тем не менее, и в прессе, и в обсуждениях на форумах – как внутри страны, так и за ее пределами – действия эстонских властей, отдельные положения законодательства и правоприменительная практика очень часто оценивается как дискриминационные по отношению к отдельным лицам или группам лиц. В чем же тогда дело?

Для начала попробуем разобраться в понятиях. Обратимся к тому, что нам как европейскому государству ближе – к Европейскому праву. А именно к Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее по тексту – ЕКПЧ), на которой базируется работа Европейского суда по правам человека.

Есть в ЕКПЧ статья 14, которая гласит:

Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам.

Казалось бы, этим все и определяется. Но…

Не все так просто в этой всего в один абзац статье. Во-первых, эта статья является ярким примером семантического расхождения переводов официальных текстов, в данном случае английского и французского вариантов. В русском и эстонском официальном переводе, как и в английском варианте, используется понятие "без какой бы то ни было дискриминации". А вот во французском официальном варианте используется "без какого-либо различия".

Казалось бы, а нам-то что до этого в нашей Эстонии? У нас в качестве рабочих используются помимо эстонского языка в основном русский и английский. Но это не исключает, что в отдельном случае при трактовке иного нарушении может быть использована официальная французская версия. И тем самым это может вызвать различное толкование и в ЕСПЧ, хотя Суд неоднократно в своих решениях подчеркивал, что французский текст следует воспринимать в све­те более ограничительного текста, нежели английский вариант.

Статья 14 ЕКПЧ не подразумевает запрет любого различия в обеспече­нии пользования правами, и часто на практике возникает вопрос, какие из этих различий действительно носят дискриминационный характер, а какие явля­ются не более чем следствием объективных обстоятельств.

Таким образом, если дискримина­ция – это всегда неравенство, то не всякое неравенство есть следствие дис­криминации.

Решая эту дилемму, ЕСПЧ эмпирическим путем выработал ряд критериев, при которых статья 14 может вступить в действие. А может и не вступить… И это, во-вторых.

Статья 14 Европейской Конвенции имеет несколько ограниченную сферу применения – она не имеет самосто­ятельного значения. 

Статья 14 "Запрещение дискриминации" не применяется в качестве отдельно взятой. Она лишь дополняет нормы других статей ЕКПЧ и образует с ними неотъемлемую часть, что выражается в решениях ЕСПЧ в виде двух формулировок:

  • "о нарушении статьи такой-то в сочетании со статьей 14";
    или
  • "о нарушении статьи 14 в сочетании со статьей такой-то".  

Вторая применяется в редких случаях. Чаще Судом признается нарушение основной статьи, и вопрос о нарушении статьи 14 перед судом уже не стоит. Более подробно о правоприменительной практике ЕСПЧ в части дискриминации мы поговорим в следующих публикациях.

Есть основания для запрета дискриминации или их нет

В целом правоприменительная практика Европейского суда, исходя из прецедентного права и учитывая социальные тенденции последних лет, расширила основания для запрета дискриминации, в частности, добавив признаки инвалидности, возраста и сексуальной ориентации.

Так как в большинстве документов Совета Европы принцип запрета дискриминации является руководящим принципом, в конце 2000 года ЕКПЧ была дополнена протоколом 12, по которому запрет дискриминации уже становится самостоятельной нормой права и сам протокол имеет более широкую сферу действия, чем статья 14.

Но, опять-таки. Действие протокола, как и статьи 14 Конвенции распространяется только на государства, которые ратифицировали их и связали себя обязательствами по выполнению заложенных в них норм. К сожалению, это сделали не все европейские страны, не исключая Эстонию, которая, подписав протокол в 2000 году, до сих пор его не ратифицировала, и тем самым не обязана выполнять заложенные в нем нормы права. Поэтому в нашем распоряжении остается только статья 14 Европейской Конвенции.

Если говорить о конкретных случаях дискриминации в свете этой статьи Конвенции, то надо иметь в виду, что, во-первых, есть три условия, которые должны быть соблюдены государством. Это:

  1. наличие объективного и разумного оправдания неравенства;
  2. правомерность мер, предпринятых властями;
  3. соразмер­ность используемых средств преследуемой цели.

Только при несоблюдении этих условий или хотя бы одного из них, может быть применима комментируемая нами статья.

Во-вторых, мы уже говорили выше о том, что эта статья образует неотъемлемую часть с другими нормами Конвенции, а именно: правом на жизнь, правом на уважение частной и семейной жизни, правом на свободу мысли, совести и религии и т.д. Поэтому необходимо обязательно указать, в отношении какой из этих норм права была допущена дискриминация.

Как видим, в вопросе наличия дискриминации в Эстонии все не просто складывается. С одной стороны, она вроде бы есть, это отражено во многих документах и рекомендациях международных организаций.

А с другой стороны, ее как бы и нет, так как нет ни одного решения ЕСПЧ, вынесенного по статье 14 Конвенции, – пока единственного в случае Эстонии европейского механизма признания наличия факта дискриминации. В целом этот механизм достаточно сложен для его применения на практике, что усугубляется низким уровнем правовых знаний населения страны. И дискриминация, как правило, не выражается открыто в легко поддающейся выявлению форме, поэтому ее наличие – как факт – зачастую трудно доказать.   

В следующих публикациях мы расскажем, какая бывает дискриминация, в каких областях и как определить, имела место дискриминация в том или ином конкретном случае или нет.

Все материалы рубрики "Право на защиту" предоставлены Центром информации по правам человека и публикуются в авторской редакции. Авторы статей – Алексей и Лариса Семеновы, Елена Каржецкая и Елена Ежова.

По теме

Какую помощь может предоставить Комитет по правам человека ООН, если бессилен ЕСПЧ
Госсуд Эстонии признал: Закон об иностранцах частично противоречит Конституции
Эстонский опыт защиты нацменьшинств на площадках для диалога в Европе и Азии
Как "Бронзовый солдат" до Европейского суда дошел
Теги:
Центр информации по правам человека, язык, Европейский суд по правам человека