06:23 02 Декабря 2021
Право на защиту
40

Этой осенью в польской Варшаве уже второй год подряд не проходит большой ежегодный форум ОБСЕ по правам человека –  Совещание по рассмотрению выполнения обязательств, посвященных человеческому измерению (OSCE Human Dimension Implementation Meeting).

Если в прошлом году Совещание ОБСЕ по рассмотрению выполнения обязательств, посвященных человеческому измерению не проводилось из-за пандемии, то в этом – из-за позиции России. Зачем ранее проводились такие форумы, и почему Москва решила в этом году взять паузу – рассказывается в материале таллинского Центра информации по правам человека.*

Хельсинкские соглашения

Начать, пожалуй, следует с небольшого экскурса в недавнюю историю. В самый разгар холодной войны в нейтральной Финляндии было решено провести большую конференцию, чтобы противоборствующие стороны могли зафиксировать на бумаге базовые принципы и правила поведения в сфере безопасности в Европе.

Для Восточного блока во главе СССР было важно добиться признания послевоенных границ. Западные участники настаивали на том, чтобы в Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 года вошли ссылки на права человека. Леонид Брежнев и прочие лидеры соцстран на это согласились, поскольку правочеловеческая тематика уже была отражена в документах ООН.

На практике увязывание вопросов безопасности в Европе с темой прав человека вдохнуло жизнь в диссидентское движение в Восточном блоке – повсеместно стали появляться так называемые хельсинкские комитеты, активно поддерживаемые западными правительствами. В Восточной Европе диссидентское движение, мягко выражаясь, не жаловали, но все изменилось к концу 1980-х, когда Михаил Горбачев сделал ставку на новое политическое мышление и "общечеловеческие ценности".

© Фото : Владимир Мусаэльян / ТАСС
Михаил Сергеевич Горбачев

Именно тогда в рамках "хельсинкского процесса" был принят ряд важных документов, который уточнял и расширял каталог прав человека и прав меньшинств. Данный процесс продолжился и в начале 1990-х годов.

Правозащитники испытывают двойственные чувства к правозащитным документам ОБСЕ.  Вне всяких сомнений они намного подробнее и четче расписывают права человека, нежели конвенции ООН или Совета Европы.

Но есть и важное отличие от этих конвенций: документы ОБСЕ не являются юридически обязательными. Иными словами, это скорее протоколы о намерениях, подписанные в торжественной обстановке.

ОБСЕ и "человеческое измерение"

В 1995 году постоянное Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе превратилось в крупную международную организацию – ОБСЕ. В отличие от Совета Европы, туда входят все бывшие союзные республики СССР, в том числе и среднеазиатские, и Республика Беларусь, которую регулярно "отлучают" от СЕ.

Важные решения принимаются единогласно. Еще ранее были созданы новые структуры организации, прежде всего, офис Верховного комиссара по делам национальных меньшинств и Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ). Любопытно, что в БДИПЧ два рабочих языка – английский и русский.

Важную роль играют миссии ОБСЕ в неспокойных странах, которые призваны предупредить разрастание конфликтов. Эти миссии были относительно успешными в странах Балтии, включая Эстонию (здесь миссия была закрыта в конце 2001 года).

Мы об этом уже писали в наших публикациях "Как в Европе защищают нацменьшинства" и "Эстонский опыт защиты нацменьшинств на площадках для диалога в Европе и Азии". В других случаях, например в Косово, особых успехов отмечено не было. Сегодня миссии ОБСЕ активно работают на Балканах и Украине.

Расположенное в Варшаве Бюро по демократическим институтам и правам человека занимается самыми разными вопросами, но в последние годы в СМИ их упоминают по двум основным поводам. Во-первых, наблюдение за выборами. Во-вторых, проведение Совещаний "человеческого измерения", то есть по вопросам демократии и прав человека.

Это огромные мероприятия (сотни участников), тоже в Варшаве, на которые регистрируются представители не только государств, но и неправительственных организаций (НПО). На варшавских совещаниях работа организуется в рамках множества сессий по конкретным темам.

Если внимательно следить за выступлениями представителей государств и неправительственных организаций, а также за реакцией дипломатов на отдельные выступления, то можно отметить на карте основные проблемные зоны, а также безошибочно понять, какие страны группируются в какие коалиции, чтобы совместно защищаться от критики или, напротив, подвергать критике другие страны.

Любой правозащитник или политолог должен ездить на подобные мероприятия, чтобы лучше понимать актуальные политические расклады в сфере прав человека в Европе. Эстонские правозащитники из Центра информации по правам человека и других НПО регулярно принимали участие в варшавских совещаниях.

Почему Россия отказалась от варшавского форума в этом году

О решении Москвы заблокировать – точнее, не одобрить ежегодную конференцию "по человеческому измерению" стало известно от западных дипломатов где-то месяц назад. Для сторонних наблюдателей это решение было неожиданным, поскольку ранее российская делегация участвовала в работе совещаний весьма активно. Что же случилось?

Официально было заявлено, что Россия не смогла убедить организаторов включить в повестку дня мероприятия тематику борьбы с героизацией нацизма и с неонацизмом. Также Москва выступала за сохранение традиционного формата мероприятия с равным доступом туда для всех участников, включая НПО.

В западных же СМИ сразу было высказано предположение, что россияне хотели избежать критики за недавно проведенные думские выборы. Маловероятно, однако, что причиной стала боязнь критики.

Ранее Москва не отказывалась от участия в совещаниях даже после событий, которые вызывали куда большее недовольство Запада. Скорее всего, помимо официально указанной причины, это был своего рода политический сигнал.

Если посмотреть на выступления главы российского МИД Сергея Лаврова и других дипломатов, то их волнуют следующие положения: 

  • внутренние правила работы БДИПЧ по ряду направлений в сфере прав человека, включая наблюдение за выборами, не прошли какого-либо обсуждения и утверждения со стороны стран-участниц ОБСЕ;
  • Россия также считает, что в работе БДИПЧ существует перекос внимания, когда оно сфокусировано к "востоку от Вены", в то время как к ситуациям в западных странах его уделяется неоправданно мало;
  • наконец, Россия считает, что органы ОБСЕ не хотят критиковать восточноевропейские государства за терпимое отношение к правому экстремизму и за весьма спорные исторические оценки.

Лишив БДИПЧ в этом году важнейшего мероприятия, Россия явно хотела напомнить его руководству о необходимости присушиваться к пожеланиям государств, создавших ОБСЕ. Примечательно, что Россия не препятствовала проведению других мероприятий ОБСЕ, в том числе трех дополнительных заседаний по теме "человеческого измерения". 

Услышат ли сигнал из Москвы и начнутся ли реформы в БДИПЧ

Пока непонятно.  Очевидно, что ценность ОБСЕ для России в последние годы резко уменьшилась. На таком фоне организация либо пройдёт болезненный процесс реформаций, либо окончательно превратится в рудимент эпохи, когда наивно ожидалось скорое построение "Европы – от Лиссабона до Владивостока". 

Хотелось бы, конечно, верить в возможность реформ. При всех организационных минусах для европейских правозащитников ежегодные совещания БДИПЧ были возможностью высказывать своё мнение напрямую государствам-участникам, а также для обмена информацией с коллегами из других стран.

* Все материалы рубрики "Право на защиту" предоставлены Центром информации по правам человека и публикуются в авторской редакции. Авторы статей – Алексей и Лариса Семеновы, Елена Каржецкая и Елена Ежова.

Вам также может быть интересно

По теме

Какую помощь может предоставить Комитет по правам человека ООН, если бессилен ЕСПЧ
В Беларуси собрали факты нарушения прав человека на Западе - досталось и Эстонии
Сотрудничество и диалог в борьбе против систематических нарушений прав человека
Теги:
Европа, Беларусь, Финляндия, МИД России, Сергей Лавров, Россия, ОБСЕ, Польша, Эстония