04:59 02 Декабря 2021
Право на защиту
30

Главное политическое право – участие в управлении своей страной. Подробнее о том, кто выбирает и как избирают тех, кто получит власть в свои руки, – в материале Центра информации по правам человека.

Политические права – не в чистом виде права человека. Однако их отсутствие – несомненно, нарушение прав "человека и гражданина", как формулировали деятели французской революции и отцы-основатели Североамериканских Соединенных Штатов. Возможность участвовать в управлении своей страной является главным политическим правом. Как ни странно, есть люди, которые это не вполне понимают. Кто выбирает, как избирают – поговорим об этом.

Мажоритарная система

Участвовать в управлении своей страной в наше время возможно не напрямую, – поскольку ни курултаев, ни вече, ни всеобщих народных собраний не имеется, – а через свободно избранных представителей. Депутатов, короче. А уже депутаты выбирают правительство, министров и, если надо, то и президента. Каким же образом выбираются эти представители?

Пересчет голосов на муниципальных выборах в Таллине
© Sputnik Meedia / Александр Заболотный
Пересчет голосов на муниципальных выборах в Таллине

Самая простая система выборов – это когда в каждой общине или округе выбирают одного депутата. Такова мажоритарная система. Скажем, если в парламенте 100 мест, то и страну надо разбить на 100 округов. Кто из кандидатов набрал больше всех голосов в округе, тот и проходит в парламент.  

Система не только самая простая, но и самая справедливая. На первый взгляд.

Мнение большинства учитывается и является решающим. Люди голосуют не столько за партию, сколько за конкретного человека, которому симпатизируют и которого поддерживают. Можно даже быть независимым кандидатом, и шансов стать депутатом у тебя столько же, сколько у партийных выдвиженцев.

На второй взгляд видны явные недостатки такой системы. Обратной стороной принципа "победитель получает все" оказывается, что… проигравший не получает ничего.

В каждом отдельном округе это может и не так важно, но по стране в целом часто получается неувязочка. Допустим, за места борются три партии, имеющие многочисленных сторонников. Но в день голосования оказывается, что одна из них в каждом округе набрала по 51% голосов, а две другие, скажем, примерно по 24-25%. Это значит, что в парламенте у победившей партии 100% депутатов, а остальные, которых поддерживает в совокупности 49% населения, вообще не представлены! И на политику и жизнь страны никоим образом влиять не могут.

Это, мягко говоря, несправедливо.

В центре по подсчету голосов в Таллинне на выборах в местные самоуправления
© Sputnik Meedia / Иво Варес
В центре по подсчету голосов в Таллинне на выборах в местные самоуправления

Конечно, в таком "чистом виде" несправедливость мажоритарной системы еще не встречалась. Однако, есть пример – Национальный фронт Марин Ле Пен во Франции. На выборах он получил поддержку почти трети избирателей, но сумел победить только в нескольких округах. И получил не треть мест в парламенте, а гораздо, гораздо меньше.

В Эстонии при такой системе в Рийгикогу или в Таллинском горсобрании будут заседать, скорее всего, только две партии – реформисты и Центристы, которые регулярно лидируют в опросах. Вообще выборы по мажоритарному принципу ведут к формированию двухпартийной системы в стране. Как в Великобритании или США.

Пропорциональная система

Избавиться от этих несправедливостей призвана пропорциональная система выборов. Она делает ставку не на яркие личности, а на партии и избирательные объединения. Места в парламенте распределяются пропорционально голосам, собранным каждой партией. Это значит, что в ситуации приведенного выше примера из трех партий победившая получила бы около 51% мест в парламенте, а оставшиеся места разделили остальные.

Справедливо, казалось бы. Опять-таки на первый взгляд.

Ситуация меняется, если победившая по пропорциональной системе партия набирает меньше 50% всех голосов. Скажем, 48%. Тогда две остальные, каждая из которых существенно отстала от победителя, в совокупности получают 52% и могут составить коалицию, которая и сформирует правительство. А "победившая" партия остается в оппозиции. Где, кстати, может пребывать долго.

Плюсы пропорциональной системы сводятся прежде всего к тому, что она более полно учитывает интересы различных избирателей. И, конечно, отражает реальную расстановку политических сил.

В идеале она должна стимулировать интерес населения к деятельности партий и тем самым повышать политическую культуру избирателей.

Но в этой жизни за все приходится платить. Разными недостатками.

Растет число партий, и это хорошо. Но также возрастает роль мелких партий, иногда непропорционально их "весу", а это уже хуже. Некоторые даже не партии, а "списки" возникают прямо накануне выборов. А после них чаще всего исчезают без следа.

В парламенте возникают самые разнообразные "правящие коалиции", иной раз состоящие из прямых оппонентов и конкурентов.

В результате никто из коалиции не может полностью проводить свою политику, за которую избиратели голосовали. И спросить за это не с кого!  

Потому что связь между избирателями и конкретным депутатом практически проследить довольно сложно. Да и личные качества кандидатов оказываются в таком случае не слишком важны для прохождения в избираемые органы. А независимые внепартийные кандидаты вообще, как правило, не имеют шансов.

И, наконец, о выборах в Эстонии

В Эстонии, особенно на выборах в местные самоуправления, постарались – насколько это возможно – использовать преимущества и минимизировать недостатки пропорциональной системы. Более того, просматриваются некие мотивы "мажоритарности". Так, роль личности кандидата, столь важную для избирателей мажоритарных выборов, постарались учесть.

Эстония является парламентской республикой. Однопалатный парламент (Рийгикогу) состоит из 101 депутата и избирается на 4 года. 

Заседание Рийгикогу
© Facebook / Riigikogu
Заседание Рийгикогу

Четырехлетняя каденция парламента и 5-процентный избирательный барьер является неким общеевропейским стандартом. Данные унифицированные параметры установлены уже в 17 государствах ЕС, и Эстония пытается идти в ногу со временем.

Для каждого избирательного округа устанавливается так называемая простая квота голосов подсчетом всех реально проголосовавших на выборах в этом округе, и это число делится на число мандатов данного округа. Например, если в округе проголосовали 50 000 человек, а мандатов там 10, то простая квота составляет 5000 голосов. Избранным окажется кандидат, если число отданных за него голосов равно простой квоте или превышает ее.

Если вдруг десять кандидатов наберут по 5000 голосов каждый, то на этом работа избирательной комиссии и закончится.

Но такого счастья ожидать не приходится.

Простую квоту набирают в округе и получают персональный мандат, как правило, 1-3 кандидата. Остальные места распределяются уже по партийным спискам.

Кандидаты, не собравшие квоту, распределяются в виде списочных мандатов между партиями и избирательными союзами, которые набрали не менее 5% голосов.

Внутри каждого списка кандидаты перестраиваются в порядке убывания голосов.  Собственно, с этого момента голос, отданный за конкретного кандидата, уже значения не имеет. Дальше играют партийные списки.

Если в нашем примере партийный список набрал в округе, допустим, 17 000 голосов, а квота, напомним, 5000, то этому списку достаются три мандата. Их и получают кандидаты согласно перестроенному списку. Это – окружные мандаты.

Избирательный участок в таллинском районе Ласнамяэ
© Sputnik Meedia / Иво Варес
Избирательный участок в таллинском районе Ласнамяэ

Партия или избирательный союз получает столько мандатов, во сколько раз число голосов, отданных за них в данном избирательном округе, превышает простую квоту.

Остаются неучтенными 2000 голосов в данном округе и, допустим, примерно столько же в других семи округах Таллина, то есть в итоге еще 16 000 дополнительных голосов получает наш гипотетический партийный список.

Распределяются они уже по особой процедуре компенсационных мандатов.

У каждой партии, кроме окружных списков кандидатов, есть еще партийный список, места в нем определяет сама партия, и этот порядок не зависит от результатов голосования. Может случиться, что один кандидат собрал всего 25 собственных голосов, а другой, скажем, 250, но первому и достается компенсационный мандат, если в партийном общегородском списке он стоит выше.

Таким способом партия старается обеспечить присутствие в Городском собрании или Рийгикогу полезных для работы, но не обязательно публичных и заметных людей. Выглядит это, возможно, не слишком "демократично" в нарушение прав избирателей, но следует еще раз напомнить:

Пропорциональная система выборов – это борьба не столько личностей, сколько партий.

По итогам выборов кандидаты получают три типа мандатов: персональные, окружные и компенсационные. Вместе они и составляют корпус депутатов.

Система сложная и выглядит несправедливой, если не считать всех остальных. По аналогии с афоризмом Уинстона Черчилля о демократии*. Поэтому надо помнить: выборы – это состязание прежде всего между партиями и лишь во вторую очередь – между личностями.

* Фраза, которую приписывают премьер-министру Великобритании Уинстону Черчиллю: "Демократия – наихудшая форма правления, однако ничего лучшего человечество не придумало ".

Все материалы рубрики "Право на защиту" предоставлены Центром информации по правам человека и публикуются в авторской редакции. Авторы статей – Алексей и Лариса Семеновы, Елена Каржецкая и Елена Ежова.

По теме

Почему ежегодное совещание ОБСЕ по человеческому измерению опять не состоялось
Европейское антидискриминационное право на примерах его применения
"Очистим площадку!": как власти Эстонии лишили гражданских прав почти треть населения
Теги:
выборы, Центр информации по правам человека