05:44 24 Января 2022
Право на защиту
51

Сотрудники Центра информации по правам человека внимательно ознакомились со свежим отчетом эстонских "правозащитников" и поделились со Sputnik Meedia своим мнением об этом опусе.

Недавно Эстонский центр по правам человека (ЭЦПЧ) опубликован регулярный отчет "Права человека в Эстонии 2022". Поскольку к нам поступил ряд вопросов с просьбой прокомментировать этот опус, пришлось прочесть его внимательно. А по прочтении вспомнилась советская шутка: "Два мира – два Шапиро". Настолько мир, в котором живут авторы ЭЦПЧ, далек от реальности, данной нам в ощущениях. Но, по порядку.

Отчет Права человека в Эстонии 2022 Эстонского центра по правам человека (ЭЦПЧ)
Отчет "Права человека в Эстонии 2022" Эстонского центра по правам человека (ЭЦПЧ)

Как указано в подзаголовке, подготовка и публикация отчета были поддержаны донатами. Видимо, имеются в виду доноры, а не донаты, которыми одарены стриммеры. Впрочем, ни один из "донатов" не указан. А перевод на русский оплатило посольство Германии.

Разные главы писали как сотрудники ЭЦПЧ, так и приглашенные эксперты. Что ж, деньги есть – отчего не пригласить. Структура каждой главки одинаковая, как учат на американских тренингах. Ключевые темы, обзор ситуации, законодательство и судебная практика, статистика или исследования. Иногда добавляются "добрые обычаи" (явный англицизм), и в конце – рекомендации.

Чего нет в этой схеме? Правильно, нет проблем, нет указаний на нарушения прав человека, ссылок на конвенции, международные рекомендации и т.п. Правда, есть одно исключение – упоминается Конвенция ООН о правах ребенка. Поскольку это практически единственное достижение Эстонии в правозащитной сфере – в 2020 году положили конец массовому и многолетнему нарушению прав ребенка. Теперь дети неграждан могут получать эстонское гражданство с момента рождения в полном соответствии с требованиями Конвенции. Не прошло и тридцати лет.

Хотя что это мы? Проблемы есть, вот они, перечислены в предисловии:

  • "…избирательное право заключенных,
  • более ясная регуляция фактически признанных однополых пар на уровне закона,
  • ограничение языка вражды,
  • приведение в порядок сбора данных связи в соответствии с правовой базой ЕС по основным правам,
  • отсутствие решения проблемы абхазских эстонцев с гражданством". 

Ну, вы поняли. Такие пустяки, как массовое безгражданство, языковые и культурные права меньшинств, угроза уничтожения русской школы, дискриминация и сегрегация общества, – для авторов ЭЦПЧ не существуют. А если какие-то проблемы и упоминаются, то очень уж "по касательной".

Права ЛГБТ важнее прав нацменьшинств

Вот, к примеру, глава с обещающим для нас названием "Национальные меньшинства и интеграционная политика". Автор – Роберт Деревски (так и хочется написать "некто", но постесняемся своего невежества), целый магистр Манчестерского университета по международному праву и аналитик в Институте балтийских исследований (Balti Uuringute Instituut).

В первых строках своей главы он сообщает, что "в интеграционной политике наблюдаются изменения в лучшую сторону". Что же это за изменения? Вы будете сильно смеяться:

"Среди самых важных изменений можно отметить появившуюся в июне 2020 года возможность для всех иностранцев, желающих работать в Эстонии, ходатайствовать о визе цифрового кочевника". 

Поскольку речь о параллельной вселенной, то нам даже лень интересоваться, что за зверь этот "цифровой кочевник".

А вот и второе важное достижение: права однополых пар. Скоро, согласно решению Госсуда, появится "возможность предоставления срочного вида на жительство иностранцу, желающему переехать к зарегистрированному сожителю того же пола, являющемуся гражданином Эстонии". Прямо от сердца отлегло. Напомним, однако, что Роберт Деревски взялся было писать о национальных меньшинствах и интеграции, а про ЛГБТ есть в отчете отдельная глава. Но, видимо, так хочется о своем, заветном.

Нет, он не совсем забыл о заявленной теме. Вот вскользь упоминает, что, согласно "мониторингу интеграции в Эстонии 2020", в течение последних двух десятилетий интеграция в Эстонии была последовательной, и в ней наблюдались положительные тенденции. Какие такие тенденции – он поделиться не пожелал. Но в конце решился резать правду-матку:

"Проблемным местом по-прежнему является малое количество контактов между эстоноземельцами различных национальностей, а также различие в участии эстонцев и жителей других национальностей в трудовой жизни и в способности справляться с социально-экономическими аспектами повседневной жизни".

Это наш Роберт так нежно описал сегрегацию в обществе и дискриминацию на рынке труда. Трепетный он.

А вот и пример "доброго обычая". В 2021 году Целевой фонд интеграции "инициировал новую практическую программу, которая знакомит студентов, родным языком которых не является эстонский язык, с возможностями по трудоустройству в государственных учреждениях". Программу прошли 13 молодых людей. Такими добрыми обычаями мы взялись, значит, повысить долю в 3% инородцев в госучреждениях! Хотя… Эта чертова дюжина лишь прошла программу, про их трудоустройство ничего не сказано.

Напоследок важнейшая рекомендация автора:

"В вопросах национальных меньшинств и интеграции следует стремиться к политическому и общественному консенсусу, способному помочь сформировать одинаково разделяемый всеми нарратив об Эстонии как стране, в которой хорошо жить, учиться и работать как местным жителям, так и иностранцам".

Почему-то вспомнился совет "до́ки юриста" из фильма "Ширли-мырли": "Правильно. Найти консенсус – и ногами его, ногами!"

Чувство параллельной реальности возникает и при чтении многих прочих глав. Вот еще интересная, казалось бы, тема – "Запрет на дискриминацию", автор – сотрудница ЭЦПЧ Келли Гроссталь.

Но у них там – не тут! Пуще всего автора заботит проект изменения Закона о равном обращении. Дело в том, что в действующем законе запрет на дискриминацию на основании национальности (этнической принадлежности), расы или цвета кожи является, по ее мнению, более широким, чем в случае сексуальной ориентации или возраста. Вот и вся дискриминация.

Ее также возмущает, что "согласно Закону о семье, в Эстонии вступать в брак могут только два лица разного пола". Такая позиция правовой комиссии Рийгикогу "является невежественной и надменной", с сочувствием цитирует Келли Гроссталь руководителя по защите интересов Ассоциации ЛГБТ Эстонии Айли Кала.

Напрасно вы будете искать в главе "Свобода слова" (автор – профессор права Таллинского технического университета Катрин Ньюман Меткалф) хотя бы упоминание о погроме портала Sputnik Эстония или о подленьких пакостях, чинимых ныне существующему Sputnik Meedia и другим русским порталам, или о закрытом процессе упакованного в КПЗ дворника-публициста Сергея Середенко… Да много еще чего у них там нету.

И между прочим – о правах человека…

У других авторов все-таки мелькают при случае отсылки к знакомой нам реальности. Иногда и о серьезных вещах упоминают. Например, что "количество прибывающих в Эстонию соискателей убежища уменьшилось примерно на 50%". Ура, товарищи!

А из-за ковидных ограничений психическое здоровье народонаселения, особенно детей и молодежи, ухудшилось – участились случаи агрессивного поведения, нарушения пищевого поведения, депрессии, панических атак и прочее. Количество попыток самоубийства среди несовершеннолетних с 2015 года почти удвоилось, сообщают в отчете. Только ли с пандемией это связано? Или еще с пресловутым сексуальным самоопределением, о чем говорят и мировые данные? Никакого анализа, однако, не представлено.

Вполне адекватно описана ситуация с социальными правами человека (автор главы Ирис Петтай, приглашенный эксперт социолог). Она отмечает: "Обусловленный распространением COVID-19 экономический спад привел к ликвидации и банкротству предприятий, а также к заметному росту безработицы. К концу 2020 года на учете в Кассе по безработице находились 50 000 безработных, что было значительно больше, чем в 2019 году (19 250 человек). В октябре 2021 года количество безработных составляло 44 000, что несколько меньше показателя 2020 года, однако все равно превышает уровень 2019 года". Кроме того, доля проживающих в относительной бедности людей в последние годы оставалась на уровне 21-22%, однако доля людей, проживающих в абсолютной бедности, постоянно снижалась. Что несколько утешает.

В этом отчете есть и отдельная глава, посвященная модной болезни – COVID-19. Автор – юрист ЭЦПЦ Лийна Лаанпере – указывает на то, что вызванные этим ограничения повлияли на свободу передвижения, собраний и ассоциаций, а также на право на уважение частной и семейной жизни, образование и занятие предпринимательством. Относительно обоснованности и легитимности ограничений ясности нет.

Так, канцлер юстиции посчитал сомнительным то обстоятельство, что ограничения были введены посредством общего распоряжения, в отношении которого канцлер не имеет возможности инициировать надзор за конституционностью принятых решений. Соответственно, в таком случае при нарушении прав человеку придется самостоятельно обращаться в суд, что и дорого, и долго, и вообще не для каждого.

Рекомендация:

"Обусловленные пандемией COVID-19 меры должны быть тщательно проанализированы с позиции прав человека и пропорциональности, а также публично обоснованы. Влияние ограничений необходимо взвешивать как до их введения, так и периодически задним числом, последовательно анализируя и побочные влияния".

Что вполне разумно.

Но это нечастые частности, а в целом – мы и Эстонский центр прав человека живем-таки в разных мирах. Короче, не тот мы Шапиро. Чего немного жаль.

Все материалы рубрики "Право на защиту" предоставлены Центром информации по правам человека и публикуются в авторской редакции. Авторы статей – Алексей и Лариса Семеновы, Елена Каржецкая и Елена Ежова.

Вам также может быть интересно:

По теме

Демократия – в зеркале свободы СМИ, или СМИ – в зеркале всё ещё дышащей демократии
Прямая дискриминация, косвенная дискриминация – что это такое и как им противодействовать
Русское образование в Эстонии: вопрос не решен и по-прежнему актуален
Вопросы без ответа: что происходит с правами человека в бурном море "ковидных" волн
Теги:
решение, мнение, права человека, Центр информации по правам человека